Файл:Ландшафтное районирование Крыма.png

Материнский ландшафт Крыма (или вернее «ландшафт, являющийся материнским для крымчан»).

Шаблон:Начало цитаты “...У “человечества” нет ... никакой идеи, никакого плана ... (...) Вместо безрадостной картины линеарной всемирной истории ... я вижу настоящий спектакль множества мощных культур, с первозданной силой расцветающих из лона материнского ландшафта, к которому каждая из них строго привязана всем ходом своего существования, чеканящих на своем материале - человечестве - собственную форму и имеющих каждая собственную идею, собственные страсти, собственную жизнь, воление, чувствование, собственную смерть”. Шаблон:Конец цитаты

О.Шпенглер, немецкий философ

Общеизвестно, что более половины крымчан родились за пределами Крымского полуострова. Если обратиться к материалам переписи 1989 года (относящийся к последним годам перед массовым возвращением крымских татар), то окажется что более 700 тысяч крымчан (53% от всех наших сограждан, родившихся вне Крыма) — «люди лесные», то есть родились в российских, украинских, белорусских, прибалтийских лесных областях, а также там, где леса были сведены ещё при памяти их отцов (Украинское Подолье, Тульско-Рязанские земли). В состав «лесного народа» включены и выходцы из горных республик Северного Кавказа и Закавказья, для которых степи ничуть не менее чуждый ландшафт, чем для балтийского рыбака.

Изъяснение вопроса о материнском ландшафте для крымских татар — вопрос сложный и дискуссионный, однозначно лишь то, что для весьма значительной части этого народа именно лесистые горы и долины — родной и естественно комфортный ландшафт.

Учитывая, что в горной, предгорной, южнобережной и высокоурбанизированной приморской зоне (т.е. в Керчи, Евпатории и Саках), проживает более 70% населения Крыма, а собственно в степи (без рекреационных зон и перекопской промышленной агломерации) — менее 25%, материнским ландшафтом для крымчан стоит считать леса и культурные насаждения древесно-кустарникового типа, а наиболее приемлемой формой рельефа - горы и холмогорья.

Степь же является для Крыма в целом местом ведения хозяйственной деятельности, а для жителей собственно степной зоны — зоной перманентного освоения, всё существование которой должно быть подчинено интересам человека и никаким иным (природно-экологическим, историко-философским и т.п.)

Если в горном Крыму образы Хранителя и Мастера конкурируют относительно на равных, то степь воспринималась и продолжает восприниматься по пословице: «Природа не музей, а мастерская, и человек в ней хозяин».


Авторская статья -- А.Крымов (обс) 15:11, 19 апреля 2010 (UTC)


Дополнение от автора: вышеозначенным с нынешнего момента определяется редакционная политика Крымологии. Мы более не считаем равнополезным написание статей о полуострове Тюп-Джанкой, что на Сиваше, и о безымянной вершине в горах. Написанию статей о горно-предгорном Крыме, а также городах Керчи, Евпатории и Саках (которые формально находятся в степи) отдаётся отныне приоритет.

С другой стороны, мы заинтересованы в участии хотя бы одного человека из полумиллионной степной части крымского народа в нашем проекте и готовы содействовать всеми доступными способами.

Таким образом, наша позиция состоит в том, чтобы о степном Крыму писали те, кто живёт в этом краю, но не жители гор и предгорных городов. «Степной Крым важен для всех крымчан, также как Горный Крым важен для всех окрестных народов.» Отсюда и приоритеты.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.