Мановцы — субкультура крымской молодёжи старшего школьного, студенческого и последипломного возраста. Сформировалась вокруг Малой академии наук Крыма «Искатель», её летних лагерей и полевых экспедиций (в частности, метеорной) в среде школьников старших классов; среди студенчества субкультура находится в самоподдерживающимся состоянии и не проявляет особой зависимости от первоисточника. Пополнение состава участников происходит естественным путём по мере перехода школьников в иную возрастную категорию, и естественного отдаления их от официального ядра мановского движения - руководства МАН Крыма «Искатель». Деятельность этого учреждения осуществляется в отношении школьников 7-11 классов; выпускники же школ, если и принимают участие в деятельности МАН Крыма, то в качестве вожатых лагерей и младшего учебно-воспитательного персонала в структуре МАН. Разумеется, из нескольких сотен старших школьников, проходящих через летние лагеря МАН, лишь некоторые в студенческие годы работают в его официальных структурах (в большем количестве персонала нет потребности). Субкультура МАН является формой самоорганизации именно студенческой молодёжи, как людей связанных общим опытом практической деятельности и хорошо знакомых между собой по летним лагерям МАН, но утратившим возможность собираться вместе из-за смены возрастной категории. Это определяет крайне деятельностный характер субкультуры: одной из её основ является горно-пешеходный и городской туризм. Для субкультуры характерен стихийный анархизм, который в зависимости от ситуации может приобретать формы «походного коммунизма», что порядком добавляет «полевым» мероприятиям мановцев комфортности и духовного смысла. Анархизм особенно проявляется при организации т.н. «нелегальных мановских лагерей», как поблизости от официальных (в Евпатории), так и в горах Юго-Восточного Крыма: управление лагерем, продуктовыми запасами и закупками, рационом питания, досугом осуществляется явочным порядком. Вторая форма, названная нами «походным коммунизмом», была особенно характерна для 1-го нелегального мановского лагеря на Тепе-Оба: учитывая крайне суровые природные условия и малую (по сравнению всеми последующими лагерями) численность участников, стихийно были установлены некоторые нормы поведения (т.н. «закон Асана»), работы по обустройству и снабжению лагеря (водой, продуктами и т.д.) выполнялись добровольно и без распределения, с местным населением установилось удивительное доверие (могли даже оставить несвёрнутый лагерь без охраны). Автор предполагает, что на горных маршрутах во время мановских походов царит такая же атмосфера.

В целом для мановцев как субкультуры характерна синкретичность — способность и склонность перерабатывать и включать в состав своих традиций элементы других субкультур. Определённое влияние на субкультуру мановцев оказывали ролевики, барды, техно-панки (речь о визуальном технократическом стиле), вегетарианцы, барефутеры (хождение босиком), хиппи, музыканты рок, панк и растафари(регги)-сцены; эти влияния не были повсеместными и затронули не всех мановцев. Общность музыкальных вкусов определяются специфическими условиями палаточных лагерей (отсутствием электричества), общим высоким интеллектуальным уровнем мановцев и протестной предысторией субкультуры, но носит выражено сезонный характер — кроме нескольких песен о МАНе, у всех свои собственные музыкальные предпочтения. Для МАНовцев характерен особый язык, представляющий из собой крайне интересный эксперимент в конструировании грамматики; также в языке мановцев (наукообразно его следует назвать «жаргон мановцев») присутствуют поверхностные заимствования из лексики «Упячки», относящиеся к самому раннему периоду формирования субкультуры. Грамматика языка мановцев регулярна в том смысле, что применяется при построении слов и фраз системно и имеет интуитивно понятные правила. Основа языка мановцев - литературная норма русского языка, межъязыковые заимствования осуществляются в первую очередь из украинского языка, заимствования из крымскотатарского языка встречаются для имён собственных, в частности среди прозвищ. В образовании имён собственных прослеживается нарочная архаичность (в мановской среде присутствуют псевдонимы, производные от вышедших из употребления имён - Фима, Василиса) и этнографический уклон.

Мановская семья и мановские свадьбы. Ядро носителей субкультуры находится в отношениях искусственного родства (подобного аталычеству у кавказских народов или молочному родству (молочным братьям) у народов Европы). Собственно по символике «родство» мановцев — явно молочное: обряд осуществляется с использованием сгущеного молока. Как и любая мановская традиция - почитание мановского родства не навязывается (и не требуется для сохранения причастности к субкультуре), но тем не менее для некоторых МАНовцев родство — важная часть самоидентификации, которая выносится за пределы субкультурного круга общения. К примеру, существуют производные фамилии (от фамилий отца и деда по «мановскому родству»), которые используются как основной идентификатор человека в социальных сетях. В центральной части субкультуры существует устное предание и книга (неизвестной полноты), где учтены все «родственные связи» мановцев, которые ныне достигают 5-7 «поколений», для этой же части носителей субкультуры «мановское родство» является действительным фактом жизни и сказывается на образе общения между собой и исполняемых социальных ролях.

Многие мановские традиции представляют собой результат сложной игры интеллекта, и имеют глубокую связь с традиционной символикой и культурой различных народов. Данная связь как правило остаётся за рамками ежедневного исполнения традиций, но в целом осознаётся и анализируется МАНовцами во время бесед о сути «мановства». Можно сказать, что мановская субкультура — пример субкультуры, которая осознано конструируется её носителями на основе равенства участников процесса. В мановской субкультуре определённо есть центральные фигуры, но их роль заключается не в управлении процессами трансформации субкультуры (что характерно для музыкально-фанатских субкультур), а в поддержании единства сообщества; и в собственном творчестве — что ещё важнее.


Общие число активных носителей субкультуры оценивается в 180—200 человек, из которых сейчас постоянно живут в Симферополе около 60%, и приблизительно по 10% в Москве (с Долгопрудным и прочими наукоградами) и в Киеве, а также в Харькове, Санкт-Петербурге, Севастополе и Одессе. Организационный центр субкультуры находится в Симферополе, также в силу места расположения ежегодных «Нелегальных палаточных мановских лагерей» некоторое значение имеет Феодосия.


Специальные традиции палаточных МАНлагов[править | править код]

Шаблон:Section-stub Мановская субкультура не сводится к одним лишь ежегодным палаточным мановским лагерям в горах, но для автора статьи этот аспект — самый знакомый.

Визуальные традиции:

  • Матроски на день ВДВ, который обычно попадает на время проведения МАНлага.
  • Раритетная одежда со следами от пребывания в прошлом МАНлаге в качестве парадно-выходной
  • Сварочные очки как элемент личного стиля одного из участников. Символичны в том плане, что работа и профессия (а именно необходимость беречь глаза от яркого света) не оставляет мановцев даже на отдыхе.
  • Большое число предметов, обросших собственной мифологией (табличка «МАНлаг», «чехол от всего», череп коровы, найденный поблизости)

Гастрономические традиции:

  • Даже в большой компании можно быть вегетарианцем: тушенка добавляется в кашу в последний момент.
  • Кизиловый или ежевичный компот. Добыча даров леса - важный элемент традиции.
  • Достаточно сложные блюда (плов по-татарски (сладкий с изюмом), греческий салат) по мере возможности.
  • Кефир, молоко, свежие овощи и фрукты, городские продукты — обычно ежедневно приносятся из ближайшего посёлка. При чём, чем менее продукт предназначен для потребления в горах (например, мороженое) - тем интереснее.
  • Глинтвейн на костре с синим пламенем из носика чайника
  • Чай с чебрецом, собранным мановцами вручную на поляне, где самые белые мановки ловят первые лучи восходящего солнца (чтобы не обгореть).

Планировка территории:

  • Костровая (кухня, банкетный (для вечернего приёма пищи) и концертный зал)
  • Зелёная стена кустарника
  • Главная поляна собраний и ритуалов (а также завтрака и обеда)
  • Спальный амфитеатр - палатки, расположенные растянутым полукругом вокруг главной поляны
  • Технические зоны
  • Внешний периметр (с одной стороны плохопроходимый, особенно ночью, овраг, с другой ещё хуже проходимая стена колючих кустов)
  • Нижний и верхний входы
  • Указатели, метёные дорожки
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.